В начале июля дизайнер Богдан Гдаль и его коллеги, изучая представленный Нацбанком макет новой купюры в 1000 гривен, обнаружили на ней кириллическую версию шрифта Bickham Script, отличную от лицензионной. Они предположили, что это шрифт Bickham Script One, который в 2005 году создала и опубликовала под своим именем дизайнер Александра Гофман, не упомянув создателя оригинальной версии, Ричарда Липтона, и компанию Adobe, которой принадлежит лицензия. Между тем, эта лицензия прямо запрещает какую-либо модификацию форм литер или переиздание. Заодно выяснилось, что подобная история была с орланом с двухгривневой монеты: он очень похож на снимок британского фотографа Джейкоба Спинкса, но никаких упоминаний об этом нет.

Сравнение надписи на купюре с официальной и неофициальной версией шрифта, автор Богдан Гдаль
Сравнение изображения на монете и фотографии Джейкоба Спинкса, коллаж НБУ

Когда об этом написали СМИ, НБУ выпустил опровержение, в котором утверждал, что нелицензионных шрифтов на банкноте не использовал.

Одной из особенностей дизайна гривневых банкнот является то, что все изображения на банкнотах являются авторской графикой. Художники, работающие над их дизайном, не используют готовые рисунки или шрифты — они собственноручно создают векторные графические элементы дизайна, в том числе и буквенную надпись номинала банкноты. Использование авторских произведений вместо готовых продуктов предусмотрено для обеспечения высокого уровня защищенности банкнот, ведь подделать авторское изображение сложнее, чем скопировать готовое.

Комментарий НБУ

Эта история вызвала волну обсуждения в дизайнерском сообществе и за его пределами. Мы решили узнать, что об этом думают юристы, и как все это выглядит с точки зрения права. На наши вопросы согласились ответить специалисты по авторскому праву:

Кто прав в этой истории — Богдан Гдаль (который говорит, что использован пиратский шрифт) или НБУ (которые говорят, что это авторская графика)?

Коротко: на этот вопрос может ответить только суд, опираясь на результаты экспертизы.

Николай Рехлицкий: Формально шрифт и изображения орла, использованные НБУ, считаются оригинальными (созданными творческим трудом), пока не будет доказано обратное. Если убрать эмоциональную оценку, то НБУ сложно обвинить во лжи или злонамеренных действиях — очень высока вероятность того, что авторы работ, которые были использованы в монете и банкноте, заключили с НБУ соответствующие договоры и заверили в оригинальном характере произведений и собственном авторстве. Отказать исполнителю в принятии работы тоже довольно сложно, поскольку <...> произведение считается оригинальным, пока не доказано обратное.

Что такое, с точки зрения права, плагиат, а что — «авторское графическое изображение на основе творческой обработки публично доступных элементов» (так это определяет НБУ)? И где между ними грань?

Коротко: плагиат — обнародование, полностью или частично, чужого произведения под именем лица, не являющегося автором этого произведения. Является ли нарушением «творческое использование» Нацбанком шрифтов или фотографий на денежных знаках, сказать сложно — тут тоже нужна экспертиза.

Клим Братковский: Что такое «публично доступных элементов», мне не ясно. Это не юридическая терминология. То, что размещено в интернете, не означает, что можно брать его и использовать просто так без разрешения.

Александр Лютый: Існує таке поняття як «похідний твір» — твір, що є творчою переробкою іншого існуючого твору без завдавання шкоди його охороні. До цієї категорії можа віднести, зокрема, колажі, художні адаптації творів. Грань завжди досить тонка, і межі допустимого має визначати суд, зважаючи на мету створення нового твору, доцільність, добросовісне чи недобросовісне використання.

Максим Попов: НБУ заявляють про «творче використання», що фактично можна вважати терміном «переробка». А згідно ст. 15 закону переробка належить до виключних прав автору твору, тому таке «творче використання» без отримання згоди автора може бути порушенням авторських прав.

Николай Рехлицкий: Авторское право охраняет не идею, а форму, при этом, конечно же, идея так или иначе эту самую форму обуславливает. В результате, любое произведение имеет набор так называемых юридически безразличных и юридически значимых элементов. Например, автор фотографии орлана с рыбой в когтях не может запретить использование другого произведения на ту же тему, если не использована именно эта фотография и/или творческие (юридически значимые) элементы этой фотографии. Учитывая специфику правовой охраны шрифта и фотографии, ответы сможет дать судебная экспертиза — благо хорошие эксперты по авторскому праву в Украине есть.

Как с точки зрения права оценить ситуацию: НБУ использует шрифт Александры Гофман, который она создала на основе лицензионного шрифта Adobe, но распространяла бесплатно, под своим именем и без ссылки на Adobe? НБУ нарушает права Adobe?

Коротко: права Adobe нарушила Александра Гофман, а также сотрудники НБУ, которые использовали ее шрифт в дизайне купюр (если использовали). Но сам НБУ формально невиновен.

Александр Лютый: Не можна стверджувати, що НБУ порушив авторські права — їх порушили дизайнери, які розробляли дизайн банкноти. Якщо це дійсно так — то, безумовно, були порушені права Adobe.

Николай Рехлицкий: Если предположить, что госпожа А. Гофман выполнила безлицензионную переработку шрифта, то использование переработанного шрифта является нарушением прав относительно оригинального шрифта, который может принадлежать Adobe. Важно понимать, что если НБУ сможет доказать отсутствие собственной вины в нарушении авторского права, то, несмотря на возможное решение суда о прекращении нарушения, НБУ не понесет финансовой ответственности. Кому не позавидуешь, так это исполнителям (авторам шрифта купюры и монеты), поскольку, если нарушение имело место и будет доказано, то они оказываются между двух огней — с одной стороны правообладатель, который может истребовать один из вариантов финансовой компенсации, а с другой — НБУ, который захочет покрыть свои убытки, связанные с ситуацией.

Есть ли какие-то нюансы при использовании объектов авторского права в денежных знаках?

Коротко (тут все юристы были единогласны, поэтому мы выбрали комментарий Максима Попова как самый лаконичный): Згідно законодавства України грошові знаки не є об'єктами авторського права. Однак це не дозволяє порушувати авторські права в дизайні грошових знаків.

Что может дальше сделать Adobe и каковы будут последствия для НБУ?

Коротко: Adobe может попытаться решить вопрос переговорами или подать в суд. Суд может потребовать возместить убытки, выплатить компенсацию или даже запретить использовать банкноты. Но также ему придется ответить на вопрос: можно ли преследовать за нарушение авторских прав при создании денежных знаков, которые сами не являются объектом авторского права.

Клим Братковский: Если компании Adobe принадлежит авторское право на шрифт, она может потребовать компенсацию за нарушение авторского права или даже запретить использовать такие банкноты.

Александр Лютый: Може подати до суду на дизайнерів. Побачимо.

Максим Попов: Правовласник шрифту може почати досудово-претензійну роботу або подати до суду на НБУ. За порушення авторського права встановлена відповідальність у вигляді відшкодування збитків або виплату компенсації. Суд визначає компенсацію на основі винагороди, яку порушник сплатив би, якби звернувся до правовласника із заявою про надання дозволу. Компенсація може бути встановлена у подвоєній вартості такої винагороди, або у потрійній, якщо буде встановлено умисне порушення. Ще один спосіб захисту прав — вимога вилучення (конфіскації) контрафактних примірників творів, але навряд суд задовольнить це відносно грошових знаків.

Николай Рехлицкий: Учитывая уникальность кейса, классические инструменты, которые предлагает законодательство, следует внимательно пересмотреть, чтобы избрать правильный способ защиты. Сложно сказать, какой именно путь и какие опции выберет правообладатель. Суду (если дело дойдет до него) предстоит ответить на важный вопрос — могут ли применяться правовые последствия нарушения авторского права к объектам, которые перестали быть таковыми.

Известны ли вам другие подобные случаи? Как они развивались и к чему привели?

Клим Братковский: В России был история со 100 рублями, где изображение сноубордиста было взято из бесплатного фотобанка без подписи автора. Суда не было.

Александр Лютый: У 2017 році в Росії були дискусії щодо нових банкнот. Вірогідно, там теж використовувалися неліцензійні шрифти, до того ж, на одній з нових купюр був зображений анексований український Севастополь.

Максим Попов: В 2004 спадкоємиця Павла Альошина намагалась отримати компенсацію за використання зображення Будинку вчителя на купюрі в 50 гривень. Вона стверджувала, що НБУ порушило авторські права на обєкт архітектури. НБУ відмовилось від виплати компенсації. На думку представника банку, авторські права Альошина діяли тільки до кінця 1997 року, оскільки цивільним кодексом УРСР строк дії авторських прав був 25 років. 

В 2005 був аналогічний спір зі скульптором Василем Бородаєм за використання пам'ятнику засновникам Києвам. Позов задовольнили та зобов'язали НБУ виплатити автору 100 000 грн, однак потім це рішення було відмінено апеляційним судом.

Что вы вообще думаете об этой истории?

Клим Братковский: Как по мне, эта тема только повод, чтобы покритиковать НБУ и обратить на себя внимание. Если автор или правообладатель считает, что авторское право нарушено, то его нужно защищать в суде, а не писать посты в соцсети. Большинство таких скандалов ничем не заканчивается.

Александр Лютый: Історія дуже цікава і безпрецедентна, бо чи не вперше за роки незалежності громадськість звернула увагу на порушення авторських прав з боку держави. Незважаючи на те, що дизайном займалися приватні особи, випуск нових грошей — це прерогатива держави. Тому такий суспільний контроль, це, безумовно, хороша тенденція, і це дає надію на розвиток авторського права в Україні, побудову правової держави.

Максим Попов: Історія піднімає цікаві питання охорони шрифтів та порушення авторського права на грошових знаках. Наприклад, з урахуванням відповідей НБУ, який саме шрифт є об'єктом спору: font — комп'ютерний шрифт, який може охоронятися як комп'ютерна програма, або typeface — графічний шрифт, який може охоронятись авторським правом чи як промисловий зразок. Чи будуть окремі букви графічного шрифту самостійними оригінальними творами і чи підлягають вони охороні? При цьому в США графічні шрифти взагалі не охороняються авторським правом, оскільки це лише «набір букв». Чи можна застосовувати такий спосіб захисту як «вилучення примірників» до випущених грошових коштів? Навряд цей спір матиме продовження у суді, тому питання залишаться для обговорення у юридичних колах.

Николай Рехлицкий: С точки зрения исторического процесса и права интеллектуальной собственности эта история прекрасна и дорогого стоит, поскольку: а) свидетельствует об осознании важности охраны интеллектуальной собственности; б) показывает широкой общественности глубину авторского права в принципе. Так сказать, авторское право в каждый карман.

Проблематика историй монеты и банкноты во многом схожа, но имеет и определенные различия с точки зрения объекта охраны — фотографии в случае с монетой и шрифта в случае с банкнотой. Общие проблемы и вопросы касаются, в частности:

  1. выполнения работ по созданию объекта авторского права на заказ и проверки оригинальности результата;
  2. грани между копированием и заимствованием;
  3. использования объектов авторского права в денежных знаках, которые объектом авторского права не являются;
  4. юридических последствий.

Отличаются истории, в основном, критериями охраны фотографий и шрифтов — каждый из этих объектов обладает неочевидной оригинальностью и тем сложнее их защищать.